М.Кенько. Будущее, запечатленное в прошлом

Книга Татьяны Ивановны Шамякиной «Парадоксы времени, или Романтика советской науки» вызвала у меня бурю эмоций. Я ровесник автора, и в книге в первую очередь меня затронуло описание мира нашего детства, романтического времени мечтаний о светлом будущем, времени, когда мы запоем читали, в том числе и фантастику. «Туманность Андромеды» И. Ефремова, «Человек-амфибия» и «Звезда КЭЦ» А. Беляева, «Аэлита» А. Толстого, «Возвращение со звезд» С. Лема были и у меня настольными книгами. Это было время, когда фантастика становилась реальностью с непостижимой быстротой. Я читал «Аэлиту» еще при керосиновой лампе, в бревенчатом деревенском доме, где стоял ткацкий станок (кросны), печь, в которой варили еду, где было много самодельной деревянной посуды, а первыми вестниками технического прогресса стали радиоточка и примус. Но по радиоточке я услышал о первом в мире полете человека в космос, она приносила новости о первом атомном ледоколе, об атомной электростанции, строительстве грандиозных ГЭС, новинках техники. А по железной дороге возле дома уже начинали ходить тепловозы, в небе летали реактивные «Миг-15», вскоре появились сначала электричество, а с ним черно-белые телевизоры, позже портативные радиоприемники, магнитофоны. Такой резкий контраст между почти патриархальным бытом моего детства и теми явлениями, которые виделись как вестники будущего, будоражил ум, вызывал желание работать для этого будущего, приближать его и, может быть, хоть краем глаза увидеть его. Естественно, хотелось узнать, как представляют себе грядущее писатели-фантасты. Поэтому фантастикой зачитывались. Помню, как же мне хотелось раздобыть фантастическую повесть А. Колпакова «Гриада», которая в сокращенном виде печаталась из номера в номер на страницах газеты «Пионерская правда». Даже обратился в издательство с наивной просьбой выслать ее. А «Туманность Андромеды» купил и давал читать до тех пор, пока ее следы не затерялись.

Татьяна Ивановна решилась взглянуть на тогдашние произведения советской и зарубежной фантастики с позиций уже наступившего будущего. Ведь многие предвидения не только в фантастике, но и в так называемых утопиях сбылись и продолжают сбываться. Станислав Лем признавался, что перестал писать фантастику, когда заметил, что некоторые его идеи, казавшиеся исключительно фантастическими, стали проявляться в реальности. В книге «Парадоксы времени» Татьяна Ивановна рассказала о том, что привлекало тогдашних читателей в «Туманности Андромеды» в «эпоху НТР» и что кажется сегодня где-то наивным, а гдето и пугающе знаковым. Взялся перечитывать роман И. Ефремова и с горечью убедился, что тогда не замечал некоторых описанных им реалий будущего, к примеру, его прогнозов относительно распада семьи, преобразования природы планеты до гипертрофированных «преимуществ» расселения жителей планеты у берегов теплых морей, поднятия уровня мирового океана. Тогда все это не казалось таким уж плохим, в первую очередь захватывали описания рукотворной деятельности землян во вселенском масштабе. Космос тогда занимал умы едва ли не больше, чем земные дела. Имена первых космонавтов были у молодежи на слуху, стать ими мне хотелось больше, чем некогда летчиком или машинистом паровоза. В отдельной главе «Зов Космоса» автор рассказывает о том, как восторг от успехов советской космической науки в изучении околоземного пространства, Луны, Венеры и Марса незаметно сменился скепсисом под влиянием сомнений в том, действительно ли американцы высаживались на Луне. А затем она неожиданно, однако вполне логично поворачивает разговор на то, что подготовило всплеск интереса к Космосу, создание своеобразной атмосферы про космизм земных мифов и их отражение в художественной литературе. И далее, тоже вполне логично и обоснованно, автор повествует о до сих пор не разгаданных земных тайнах, также связанных с проявлениями космизма сознания, ставшего реальностью начиная со времени запуска первого искусственного спутника Земли. Вспоминаю свои ощущения после того, как прочитал скромную информацию об этом на странице газеты «Зорька». Казалось, что все пространство вокруг, с родной деревней, близлежащими городками Глубокое и Воропаево, дальше которых не бывал, сузилось, сжалось. Как же так, ведь спутник летает не над, как самолеты, а вокруг! Хотя и до того я знал, что Земля круглая (ее тогда рисовали как карту, с меридианами и параллелями, и только потом, когда появились снимки, сделанные со спутников, ее стали изображать с облаками), но тут пришло ощущение чего-то необъятного, ранее немыслимого.

В книге говорится и о том, что с началом космической эры по-иному стали смотреть и на многие загадки, которые никак не удавалось объяснить ученым: Тунгусский метеорит, Атлантида, а там дело дошло и до Всемирного потопа, из-за отсутствия доступа к Библии отраженного в умах тогдашнего воспитуемого в атеизме молодого поколения только опосредствованно. Т. Шамякина в рассуждениях о возрожденном интересе к мифам прошлого и настоящего привлекает свои обширные познания в мифологии, неоднократно связывает прежние и нынешние представления о них с научными гипотезами, с произведениями художественной литературы. Она подвергает сомнению и новые, на глазах рождающиеся с помощью зарубежных СМИ якобы факты, а, по ее мнению, типичные мифы (о разрушенных якобы арабскими террористами башнях-близнецах, о якобы посещении Луны американцами, о пророчествах в желтой прессе), не боясь того, что ее неправильно поймут.

Не хочется, чтобы у читателей журнала сложилось мнение, будто книга Т. Шамякиной интересна только тем, кто пожил в советскую эпоху. Да, им есть что вспомнить, есть что сравнить в их прошлом и в том будущем, которое пришло сегодня, четче, конкретнее видится в завтрашнем. А тогда не виделось. Разве можно было представить, что в СССР (а это государство казалось построенным на века) будет разрешено любому пользоваться компьютерами, мобильными телефонами, интернетом с его возможностью беспрепятственнно передавать информацию. Это ж какой простор для шпионажа, для подрывных действий! Я помню, как контролировались первые ксерокопировальные машины: как бы кто не распечатал нечто антисоветское! С каким интересом я узрел в каком-то зарубежном фильме, как один из его персонажей пользуется беспроводной телефонной трубкой. Если бы не распад СССР, многие достижения современной техники до населения не дошли бы, были бы в пользовании только у элиты или являлись жутким дефицитом. Это уже начиналось, когда появились первые видеоплейеры.

Во вступительной аннотации сообщается, что книга адресована представителям молодого поколения. Очень хотелось бы, чтобы оно этой книгой заинтересовалось. Кажется, проходят времена, когда все советское очернялось, то, что было в недалеком прошлом, охаивалось и осмеивалось. Но без прошлого не может быть ни настоящего, ни будущего. Татьяна Ивановна показывает на многочисленных примерах, что современное общество продолжает использовать многое из того, что было создано в советские времена, разрабатывает идеи, зародившиеся в те годы, когда, как теперь некоторые пытаются представить, якобы не было простора для творческой мысли.

Современная так называемая фантастическая литература уже не занимается пророчествами, предвидением, моделированием возможных коллизий будущего. Она стала чисто развлекательной, сблизилась с детективной, приключенческой литературой и в какой то степени с мифологией, фольклором. Это скорее сказки, чем фантастика, а уж от научности там ничего не осталось. Книга Т. Шамякиной возвращает читателя к проблемам, которые продолжают волновать человечество и которые некогда уже были на слуху и в сознании благодаря прогрессу науки и техники, взлету творческой энергии, что нашло отражение и в художественной литературе.

Михаил КЕНЬКО

http://www.neman.lim.by/wp-content/uploads/2015/10/neman_9_2015.pdf