Г. Авласенко. Энциклопедия казахского народа

Передо мной книга казахского писателя Немата Келимбетова «Лісты да сына», вышедшая сравнительно недавно в «Издательском доме «Звязда» в переводе на белорусский язык. Писать о ней мне, с одной стороны, несложно, ибо с ее содержанием я знаком очень хорошо — вместе с Алесем Карлюкевичем переводили мы книгу Келимбетова на белорусский язык.

С другой же…

Немат Келимбетов — для Казахстана знаковая фигура. Писатель, доктор филологических наук, профессор, академик Академии гуманитарных наук Республики Казахстан, лауреат Международной премии ЮНЕСКО имени Франца Кафки… и так жаль, что его уже нет среди живущих…

Но остались его многочисленные научные труды, остались книги… и этому творческому наследию Немата Келимбетова предстоит весьма и весьма долгая жизнь.

В том числе и книге «Лісты да сына», о которой и пойдет речь.

Это необычная книга. Трудно даже вот так сразу определить ее жанр. Что это: роман-эссе, сборник научно-популярных исторических очерков или все же пусть и своеобразное, но художественное произведение? Чем-то напомнила мне эта книга известный романэссе «Память» Владимира Алексеевича Чивилихина, который я когда-то прочитал, как говорится, на одном дыхании…

Интересно и необычно само построение книги «Лісты да сына».

«Лісты» — это «письма»… и книга действительно представляет собой письма отца к сыну, уехавшему на учебу очень далеко. Их тридцать два, этих «письма», и читая их, одно за другим, даже не просто читая, а внимательно вчитываясь в них, постепенно ощущаешь удивительную красоту, самобытность и неповторимость казахского этноса, его мудрых обычаев и свято соблюдающихся традиций, непростую многовековую историю зарождения, становления и постепенного развития казахской государственности.

И начинаешь понимать, что возникшая в 1991 году Республика Казахстан как самостоятельное независимое государство, и даже возникшая ранее Казахская ССР, образовались не на пустом месте. И древнее государство саков, и Тюркский каганат, и племенные объединения кипчаков-половцев — в образовании всех этих великих и грозных для соседей государственных объединений предки нынешних казахов приняли самое активное участие. Как, впрочем, и предки других среднеазиатских народов.

И даже нынешний государственный флаг Республики Казахстан — голубое полотнище с изображением в центре его золотого солнца, под которым, раскинув крылья, вольно парит золотой беркут, — возник не просто как вольная фантазия его создателя, известного дизайнера и художника, заслуженного деятеля искусств Казахстана Шакена Ниязбекова.

Вечному и великому Солнцу издавна поклонялись далекие предки казахов, в то время еще зороастрийцы (кстати, именно из зороастризма перешел в ислам и известный праздник Навруз, к которому в Казахстане готовят суп, состоящий из семи компонентов и называемый Наурыз-коже), и этот древний обычай поклонения небесному светилу нашел свое историческое толкование в книге Немата Келимбетова. Как и голубой цвет государственного флага Республики Казахстан. Это традиционный цвет всех тюркских народов, символизирующий одновременно и цвет неба над казахской степью, и цвет ее немногочисленных рек и озер. Ну, а свободно парящий золотой орел — это любовь к свободе, благородство мыслей и планов всех народов современного Казахстана.

Читая книгу «Лісты да сына», ощущаешь многое…

И гордость автора за свой народ, и в то же время горечь от осознания того факта, что многие древние традиции уже не соблюдаются молодыми казахами, а если и соблюдаются, то чаще всего формально.

Вот пожилая казашка с гордостью сообщает, что дочь ее выходит замуж за англичанина, и все знакомые сразу же начинают горячо (а многие и с завистью) поздравлять будущую тещу английского зятя. Вот молодой казах-бизнесмен, принявший автора в своем доме в самых лучших казахских традициях (и не напоказ, как некоторые, а вполне искренне). На блюдо перед уважаемым гостем положили голову барана, перед трапезой прочитали молитву из Корана. А после трапезы завязалась неспешная беседа… А в самом конце беседы хозяин дома (кстати, весьма симпатичный и главному герою книги, и, безусловно, ее автору) рассказал гостям, что скоро увезет беременную жену в Америку, потому что в Казахстане опасно рожать. Нет никаких условий, нет медицины…

Зато с какими теплом и любовью рассказывается о Шолпан Абылкадыровне Аюповой, враче, ученом, лауреате Государственной премии.

А с двенадцатого письма и начинается, собственно, повествование об историческом прошлом казахского народа. И начинает его автор аж со Всемирного потопа и горы Казыкурт. Ведь именно сюда, если верить казахским легендам, причалил ковчег Ноя, а вовсе не к Арарату…

А далее Немат Келимбетов вступает в полемику с теми ученымиисториками, которые не признают за кочевыми народами права на собственную цивилизацию. Дескать, дикими таборами двигались они куда глаза глядят, разрушая и уничтожая все на своем пути.

«Неправда!» — возражает им Келимбетов и приводит весьма убедительные доводы о развитой, хоть и своеобразной, культуре кочевников, об их высокой духовности, об удивительных произведениях искусства, созданных именно в степях и именно кочевыми народами…

Все это так, но кое в чем хотелось бы и возразить уважаемому автору, ибо не со всеми его утверждениями могу я согласиться…

Например, с тем, что индоиранские племена киммерийцев и скифов были далекими предками тюркских народов.

Хотя… Накатываясь одна за другой на скифскую степь, «волны» последующих ее завоевателей — печенеги, торки, половцы, — наверное, все же смешивались с остатками индоевропейского скифского населения. Так что какая-то доля истины в утверждении уважаемого Немата Келимбетова есть, и скифы тоже были одними из предков тюрков, а значит, и современных казахов. Как и киммерийцы, что жили тут еще до скифов, как и сарматы, пришедшие скифам на смену и в свою очередь овладевшие на некоторое время Великой степью, или, как ее называли древние греки, Великой Скифией…

Трудно мне принять на веру и такое, к примеру, утверждение автора, что гунны и их предводитель Аттила были для Европы в целом, и для Римской империи в частности, не злом, не «бичом божьим», а чуть ли не великим благом, и именно гунны «фактычна выратавалі Рым» ад германских племен.

И уж тем более никак не могу я согласиться со следующим утверждением уважаемого мною Немата Келимбетова, что гунны в Европе «…не зверствавалі, не прыніжалі іншыя народы».

Вот как описывает действия гуннов во время одного из их европейских захватнических походов церковный писатель того времени Григорий Турский: «Они предали город огню, убивали народ острием меча, а самих служителей господних умерщвляли перед священными алтарями. Во всем городе не осталось ни одного неповрежденного места, кроме часовни блаженного Стефана».

Сколько людей, столько и мнений. Для кого-то гунны были великими и прославленными предками, в буквальном смысле этого слова потрясшими всю известную в то время Вселенную, и отблеск этих их деяний и всемирной славы косвенным образом ложится и на сегодняшних их потомков. А для тех народов, по землям которых гунны прошли кровавым всеуничтожающим пожаром, являлись они простыми завоевателями, одними из многих, жестокими и не ведающими жалости.

Впрочем, и действия монголов времен Чингисхана и его внука Батыя тоже вряд ли получат одинаковую оценку в монгольской и, к примеру, в русской исторической литературе. Вот и в книге «Лісты да сына» Немат Келимбетов пишет, что Чингисхан «…нібыта чорны смерч, наляцеў на квітнеючыя гарады Цэнтральнай Азіі, разбурыў іх дашчэнту, пакінуўшы толькі попел, над якім лёталі зграі варон», что он, «…заліў крывёю квітнеючы кіпчацкі стэп, ператварыў у руіны цудоўныя гарады, спаліў бібліятэкі, знішчыў многія тысячы людзей».

С этим трудно не согласиться, ибо все так и происходило… но ведь за тысячу лет до этого гунны в Европе совершали подобные деяния…

А кем все же считать таких известных исторических деятелей, как Бабур, основатель империи Великих Моголов, Авиценна, великий врач, философ и поэт, Аль Бируни, ученый-энциклопедист, — казахами или все же узбеками (а в современном Иране Аль-Бируни и вообще считается персом)? Немат Келимбетов называет их всех казахами… впрочем, в то далекое время были в Средней Азии совсем другие государства со своими границами, совершенно не совпадающими с границами государств нынешних.

Тадеуш Костюшко, Адам Мицкевич, Станислав Манюшко — кем были они, поляками или все же белорусами? А знаменитый русский первопечатник Иван Федоров — не из наших ли белорусских земель он родом? Удивительно легко отрекаемся мы от своих прославленных земляков, просто «отдавая» их соседям… а вот Немат Келимбетов с таким легкомысленным подходом к собственной истории категорически не согласен!

И знаете, о чем я подумал, прочитывая страницу за страницей книги «Лісты да сына»? Я подумал, что, к сожалению, пока что не нашлось у нас, в Беларуси, писателя, который бы отважился взяться за подобный труд. Который таким же образом описал бы нашу собственную историю: от времен нынешних хотя бы вплоть до времени легендарных антов, их предводителя Божа, «веков Трояновых»… И чтобы написано это было так же талантливо и с такой же любовью к своему народу, как это сделал Немат Келимбетов.

Своеобразной энциклопедией казахского народа считаю я книгу «Лісты да сына», и дай Бог каждому народу таковую иметь!

Геннадий АВЛАСЕНКО

http://www.neman.lim.by/wp-content/uploads/2015/10/neman_9_2015.pdf