Это только начало

Писатель Сергей Климкович представил серию детских книг

На рынке литературы для детей появилось несколько очень занимательных новинок — это тетралогия «Тайна квартиры № 8» белорусского писателя Сергея Климковича — «Шар ответов и Грозовая Дама», «Янтарное Кольцо и Первокнижник», «Золотая Монета и Король Люмитов» и «Ключ От Всего и Чародейка Геката». В день белорусской письменности, который наша страна отметила в первое воскресенье сентября, за создание ставших популярными среди детей школьного возраста произведений Сергею Климковичу была вручена Национальная литературная премия.

Писатель начинал с повестей в жанре детектива и городского романа. Сергей Владимирович окончил Литературный институт имени Горького в Москве, вел на белорусском радио литературно-музыкальную программу «Музыка i пачуццi». Сегодня трудится в жанрах городского романа, детектива, мелодрамы и прозы для детей.

Читателям нашей газеты офицер запаса Сергей Климкович известен как военный корреспондент, репортажи, зарисовки, рассказы и очерки которого всегда привлекали внимание своей злободневностью, актуальностью, востребованностью.

Сергей Климкович — член Союза писателей Беларуси и Союза писателей России. Своим творчеством, своей наградой за писательский труд он подтвердил сказанные с большой трибуны в Рогачеве в День белорусской письменности слова председателя Союза писателей Беларуси Николая Чергинца: «…Праздник письменности — это и открытие новой палитры ярких имен, новых книг, произведений».

Мы поговорили с писателем о его творчестве, о тенденциях в мире детской прозы и о том, какие «тайны» предстоит разгадывать юным поклонникам молодого писателя в самое ближайшее время.

— Вам была вручена Национальная литературная премия. Расскажите, пожалуйста, за что она была вручена? Какие чувства вы испытывали, когда получили ее?

— Национальная литературная премия Республики Беларусь — одна из самых престижных наград для творческих людей в нашей стране. Выше только, вероятно, президентская премия «За духовное возрождение». Национальная литературная премия учреждена недавно, вручается лауреатам второй раз. Мы с издателем Сергеем Вильяновичем Кузьминым, с которым работаем много лет, решили попытать счастья и подать в этом году заявку на участие в этом престижном литературном конкурсе. Мы вышли на него с серией детских книг под общим названием «Тайна квартиры № 8». Наш амбициозный и грандиозный издательский проект не остался без внимания жюри. Тем более что я с удовольствием продвигал эти детские книги и активно выступал в школах, библиотеках, на радио. Так как я никогда раньше не писал детских книг, жюри посчитало возможным отдать моим книгам номинацию «Лучший дебют». Говоря по правде, получать ее из рук вице-премьера на Дне белорусской письменности в Рогачеве было очень волнительно. И очень почетно.

— Как вы начали писать для детей, как решили, что это ваша ниша?

— Десять лет назад я впервые задумался о том, чтобы писать для детей. Это были две небольшие повести «Приключения паучка Шуши». К сожалению, издательство, подписавшее со мной договор на публикацию этих повестей, не смогло осилить выпуск книги. Более серьезно я подошел к этой проблеме только в 2014‑м, когда была задумана серия книг для детей среднего и старшего возраста. Мне показалось это интересным, захватывающим, новым.

Книги для детей — больше чем просто книги для забавного чтения. Хорошие книги для детей похожи на хороших учителей, после общения с которыми ребенок захочет собрать в рюкзак пару рукавичек, шоколадку, фонарик и карту и рвануть на Северный полюс или в Новую Гвинею. Захочет стать космонавтом или музыкантом, «звериным» доктором или водителем. Книги, как и люди, способны менять мировоззрение, влиять, побуждать, увлекать, но не в банальном смысле, а — жить.

Для детского писателя есть опасность скатиться к прямолинейному морализаторству и менторству, когда он указывает и поучает, вместо того чтобы идти рядом с ребенком и говорить с ним, как делают хорошие родители.

Хорошая книга остается с ребенком навсегда. Сотни прочитанных книг забудутся, а та, что человек прочел в детстве, — никогда.

— С какой книги лучше всего начать знакомство с вашим творчеством, есть ли у вас центральное произведение — opus magnum?

— Если мы говорим о прозе для взрослых, то «Три строки о радости, три строки о грусти», «Танцует осень». Если для детского чтения, то, конечно, это «Тайна квартиры № 8».

— Есть ли у вас какая-то творческая сверхзадача, одна большая цель, ради которой вы пишете все новые и новые книги?

— Как и в любой профессии — самосовершенствование, неизменное накопление впечатлений и знаний. Кто-то из великих сказал: «Копите впечатления, а не деньги». Книга — лишь отражение этой вечной душевной работы писателя и, по сути, не является самоцелью. И вот еще что важно. Мало знать о своем предназначении, надо ежеминутно помнить о нем, не забывать в череде суетливых будней.

— Можете ли вы выделить в белорусской и мировой детской литературе какие-то общие тенденции?

— Это, к сожалению, упрощение. Во многом авторы стараются избегать проблематики дружбы, взаимовыручки, честности, гармонии и человеколюбия. Книги сейчас делают так, как организуют шоу, развлечение. Авторы слишком увлекаются информативностью в ущерб художественности. А есть и откровенно вредные книги, вроде серии «Темные начала» Филипа Пулмана, в которых зашифровано не только богоборчество, но и явлен откровенный разврат (прошу обратить внимание на это родителей и искренно советую не покупать детям эти книги). Разумеется, есть много и хороших детских книг, достойных внимания, которые не страшно дать для чтения детям.

— Насколько велик сейчас спрос на современные детские книги? И какой в целом должна быть детская литература, на ваш взгляд?

— Интерес к детским книгам очень велик. Вопрос лишь в том, что для родителей покупка книг — это весомая нагрузка на семейный бюджет. Здесь проблема. Книги недешевые. Если взрослые тексты можно скачать из Интернета, то ребенку все же лучше иметь дело с бумажной книгой. Это вещь интерактивная, тактильная, зримая. Открытие новой книги, знакомство с нею для ребенка должно быть процессом физическим и духовным.

— В Год культуры, судя по сообщениям прессы, в библиотеки потянулись за интересными книгами не только мамы и папы, но и их дети — от семи до семнадцати лет. К слову, о библиотеках. Проводите ли вы в них какие-либо проекты и пользуетесь ли ими сами?

— Несомненно. За прошедший год выступил в библиотеке Центрального Дома офицеров, в Борисовской библиотеке имени И. Х. Колодеева, в Ждановичской сельской библиотеке, в гимназиях и школах. Были выступления в детской передаче «Мэри Поппинс» на канале «Культура» Первого национального канала Белорусского радио, в программе «Читатели и писатели» на «Минской волне», на «Борисовском радио». И везде я и видел, и ощущал этот интерес к новым детским книгам.

— Как вы считаете, чем отличается читательская встреча с детьми от встречи со взрослыми?

— Дети свободнее. Взрослый — это, как правило, чинное шествование по дорожкам, по очерченным границам, это постоянное следование принципам и приличиям. Взрослый таскает с собой тележку с масками на все случаи жизни, и это объективно. Если ты вынужден работать с неприятным человеком, ты будешь с ним работать, потому что так надо, так сложились обстоятельства, ты не можешь сказать: «Я с тобой больше не дружу» — и уйти. Ты выстраиваешь внутри себя целую систему компромиссов, которые примиряют тебя с внешней средой, с работой, с необходимостью делать то, что тебе не хочется.

Ребенку ничего этого не надо. Он без раздумий сойдет с чинной дорожки и бросится по пыли, по грязи, по луже, по траве. Заберется на дерево. Рассмеется, когда смешно. И заплачет, когда больно или грустно. Дети — первые изобретатели слов, первые выдумщики, первые любопытные исследователи.

— Какие книги вы любили в детстве и какие сейчас?

— Много и разные. Зачитывался Фенимором Купером, Брэдбери, Уэлсом. Из наших писателей — романами Беляева, Ефремова, Александровой, написавшей известную книгу про домовенка Кузю, а также Куприным, Бажовым, Чуковским. Любил белорусские и русские народные сказки. Сейчас, конечно, в моем читательском приоритете классики литературы — Чехов, Шолохов, Толстой, Довлатов, Булгаков и многие другие.

— Какое, по вашему мнению, главное качество детского писателя?

— Доброта, интеллект и четкое понимание того, чем интересуются современные дети, чтобы можно было поддержать правильные приоритеты и скорректировать, повлиять на не совсем верные.

— Для детей писать сложнее или проще?

— Намного сложнее. Там, где взрослый поймет писателя, прочтет, как говорится, между строк, ребенок оставит эти изыски без внимания. С ребенком надо говорить ясным, понятным языком, при этом увлекая его сюжетными коллизиями.

— Если бы вам выпала возможность посидеть, скажем, условно, за чашкой чаю с всемирно известным писателем, кого бы вы пригласили?

— Булгакова, конечно. Или Зощенко. С удовольствием послушал бы Льва Николаевича Толстого. С благоговением бы послушал.

— Есть ли желание написать новую книгу для взрослого читателя?

— Это дело будущего. С книгами для читающей взрослой публики я, как говорится, не завязываю.

— И еще один вопрос. Сергей, скажите, пожалуйста, все же — легко ли написать книгу?

— Написать сказку просто. Сядьте, закройте глаза и подумайте о том, что вы давно потеряли — возможность бегать не тогда, когда надо, а когда захотелось; страстное желание забраться на дерево только для того, чтобы посмотреть на птичье гнездо поближе; сон без тревог и суетных мыслей; искреннюю веру в то, что каждая коробка хранит какой-то секрет; ощущение возможности полета, когда бежишь и когда кажется, что еще чуть-чуть, еще немного — и ты непременно оторвешься от земли; уверенность в том, что сможешь дышать под водой — ведь герои в моих книгах могут!.. Что конфеты бывают безумно вкусные и что их неплохо было бы кушать на завтрак, обед и ужин. Что собаки всегда добрые. Что утро таит в себе кучу открытий, а не обязательств. Как только вспомните детство, вы сможете написать сказку. И это будет только начало.

— Спасибо за интересное интервью.

Беседовала Ирина Бурак, «Ваяр»

http://vsr.mil.by/2016/09/17/eto-tolko-nachalo/