“Пад зоркай духоўнасці”

Паважаныя наведвальнікі сайта!
Мінскае абласное аддзяленне ГА “Саюз пісьменікаў Беларусі” распачынае літаратурны марафон “Пад зоркай духоўнасці”, прысвечаны надыходзячым навагоднім святам. У рамках марафону мы будзем публікаваць падборкі вершаў і малую прозу духоўнай тэматыкі. Мяркуем, што літаратурныя творы пазначанай тэматыкі дапамогуць  стварыць перадсвяточны настрой, паразважаць над важнымі жыццёвымі пытаннямі, ці запаліць зорку асабістага натхнення.
Адкрывае наш марафон маладая пісьменніца Эсміра ІСМАІЛАВА фантасмагорыяй
“CПОР ДУХА С МЫСЛЬЮ”:
Мысль и Дух спускаются с небес, чтобы посмотреть, как живут люди, и разрешить свой вечный спор.

Там, где ручей с высоких гор
Дает начало водопаду,
Где ветра слышен стройный хор,
Где скал природная аркада
Своим величьем-простотой
Поэта вмиг бы вдохновила,
Там над равниной роковой
Носился Дух, там Мысль парила.
Уж сколько времени они,
Не уставая, наблюдали,
Как водопад летит с горы
В своей торжественной печали.
А мир и вправду удался… И удался причём на славу:
Какая тонкая краса
В полях. А как пышны дубравы!
И буйство красок бьёт в глаза
И поражает воображенье.
Слепой глупец, кто не сказал,
Что нет предела восхищенью.
А стройный звонкий птичий лад?
И нежность трепетных ягнят,
Что по скалистому пути
Спешат скорей в загон прийти?
А мерный быт крестьянских хат?
И древний свадебный обряд?
Кто нас всем этим одарил,
Наверняка, Всевышним был.

МЫСЛЬ ДУХУ: Ты молчалив. А мне казалось,
Что всем доволен ты.
ДУХ:                       Отнюдь.
У нас с тобой еще осталась работа.
МЫСЛЬ:              Это как-нибудь…
Куда спешить? И так красиво.
И все довольны, погляди.
На все готовое прийти –
Еще б не радоваться было.
ДУХ:                       Ты про кого?
МЫСЛЬ:              Я про людей.
Не жизнь у них, а наслажденье.
Знай, скот корми да урожай
Свой собирай без промедленья.
А вечерами веселись, –
Сказала Мысль и взмыла ввысь.
                                 «Права она,» – подумал Дух,
                                  Но рой сомнений будоражил
                                  Его сознанье. Белый пух
                                  Валил на землю – Дух был страшен.
                                  Он лютовал и в клочья рвал
                                  Свои бесплотные седины,
                                  И страшной снежною лавиной
                                   Накрылось поле. Дух страдал…

                                  Как жадно, нервно он желал:
                                  Еще б один глоток познанья,
                                  Еще б один простой урок…
МЫСЛЬ:      Ты бьешься лбом о свой порог!
Ну, как же мне тебя уверить,
Что все дано им? Погляди…
Шагай и не сходи с пути!
ДУХ:            А дать и взять — одно ль и то же?
МЫСЛЬ:    Мой друг, перебивать негоже!
Ты, не спеша, словам внемли,
Спустись пониже, посмотри…
Вот кров, укрывший их от стужи

Из прочных брёвен и камней.

Вон груда сваленных сетей –

В них стерлядь прыгает охотно.

Захочешь дичи – на охоту
В ближайший лес скорей спеши.

Там под скрипучею корягой,

Дрожа, ждет участи своей

Лосиха – красота полей.
Ты погляди, какой запас
Крупы, солений и мехов…
ДУХ:            Постой… Сказала ты «грехов»?
МЫСЛЬ:     Грехов? Ха-ха… Ты, право, жалок.
Воды в пустыне не найдешь…
ДУХ:             Смотря как глубоко копнёшь…
МЫСЛЬ:    Что ж… Рой! Ищи! Мне костью в горле
Твоя теория давно.
Не знала, что ты так назойлив!
Колюч, как в башмаке зерно!
ДУХ:             Постой. Сюда идет старик.
Я из угла понаблюдаю.
Печален он. И взгляд поник.
МЫСЛЬ:    Наверно, мало урожаю…

ДУХ:              Нет-нет, в глазах такая мука…

МЫСЛЬ:     Какая мука? Что за штука?
Ну, может, малость прихворал,
Гляди, как дышит – знать, устал.
ДУХ:              О, этот вздох! Я слышу в нем
Кручины тяжкой долгий звон.
Он как глашатай злой беды –
Тревожный клич: беги! Беги!
МЫСЛЬ:      Взгляни: старик не одинок.
В руках дитя…
СТАРИК:     Судьбы клинок

Вонзился мне жестоко в спину.

Я весь одрях, а ты, внучок,

Так мал, неопытен, капризен.

Покинула нас дочь моя –

Теперь единственной опорой

Тебе, младенец, буду я.
Колотит душу страх, не скрою.

Побил недуг мою родню,

Но никого я не корю.
Жесток наш мир –
что тут поделать… То мор, то голод, то война…
Не знаю, чья на то вина –

Создателя иль человека,

Но радость видели мы редко.

Мысль тихо слушала, вникала,

Как будто все запоминала.
А Дух, напротив, весь пылал

И, наконец, над ней восстал.

ДУХ:              Теперь скажи, кто прав, кто нет?
Растоптан этот человек!
Скорбь поселилась в его доме,
Хотя ее никто не кормит,
Все гонят прочь ее и бьют,

Но горе снова тут как тут!
Стоит у двери, ухмыляясь,
То весть с войны о смерти шлет,
То дочь болезнью отберет,

То скот жестоко передавит

Иль поле камнем с гор завалит.
А старость сколько слез несет:

Сустав болит и сердце жмет.

Повязла ты, покрылась ложью,

Как колесо по бездорожью.

Без помощи теперь никак

Не оправдаешься.

МЫСЛЬ:       Пустяк!
По-прежнему ты также глуп,
Но я скажу тебе, мой друг,
Где ты ошибся, где просчет…

ДУХ:                 Опять невежества урок!

МЫСЛЬ:         Урок? Тебя учить нет смысла:

Ты, как кривое коромысло, –

Как ни старайся, ни крути,

Воды таким не унести.

Как ты не видишь, что страданья –

Лишь результат проступков их.

Согласна, жалок тот старик,
Но сколько жизни, силы, страсти

Полвека было в нем назад.
Тогда, поверь мне, он был рад
Всему, легко сносил ненастья…

Сейчас поник, изжил себя –

Такая каждого судьба.

ДУХ:                 А дочь его? Чем провинилась
Её незрелая душа?
МЫСЛЬ:        Твоя наивность хороша,

Но слишком уж недальновидна.

Да, девушка та умерла,
Но в то же время принесла

Какую жертву ради сына!
И смерть ее теперь красива!

ДУХ:                Красива смерть?!

В своем уме ты?

Краса ее, как хвост кометы,
Блеснула, вихрем пронеслась,

Умчавшись прочь от наших глаз.

Ребенка жаль… Он не виновен

Во всех превратностях судьбы.

МЫСЛЬ:       Ты слишком строго не суди.

Да, он любим не будет нежно,
Не кормлен в срок, но даст росток –

Как папоротник у дорог,

Посаженный рукой небрежной.
И будет жить назло смертям,
Сражаясь, веря, побеждая,

Его удел – губить, любя,

И ненавидеть, умирая.

ДУХ:                Как странно…

Смысл в твоих словах

Я нахожу теперь. Выходит,
Что я сосуд с водой без дна?
Напьешься ты такой водою?
Бездарность – страшный приговор.

Я – плут, мошенник, алчный вор!
Мои сомненья – сплошь интриги,

Я заслужил лишь панегирик –

Никчемный стих о пустоте…
Мои старанья все не те!

МЫСЛЬ:        А, может, ты и прав был, Дух?
И хоть разбила в прах и пух
Твои сужденья я, теперь
Я призадумалась. Поверь…
Несправедливость, ты сказал? Она везде! Кругом аврал:
Нападки и кровопролитье…
Народ меняет маски-лица…
Достойных мало, лживых – тьма,
Они, как летом мошкара,
Собьются и оравой к свету –

На драгоценную монету.

И идеал у них простой –

Блестящий, звонкий, золотой!
Те дни, когда с Горы сходящий
Казнил таких рукой дрожащей,

Сравнить ли с нашим днем, скажи?

ДУХ:                Былое ты не вороши.
Всегда греховная порода

Страдала от такого плода.

МЫСЛЬ:       Все не пойму: так в чем причина?
В людской натуре – подлой, лживой?
Иль в предначертанной судьбе?

ДУХ:               Ты обращаешься ко мне?
О, если б знал я только,

Мысль… Пойдем отсюда, дождь навис.

Глядеть на землю сверху вниз

Куда приятней, согласись.

МЫСЛЬ:        Да, с высоты смотреть милей,

Но снизу взгляд, поверь, ценней.

Оттуда смотришь – все малы,

Как муравьи, как комары.
Один умрет, другой родится –

Их жизнь течет, бежит, струится,

И мы для них, представь себе,

Не более чем точки две.

ДУХ:                  Выходит, зря страдал и рвался,
И душам их помочь пытался?

МЫСЛЬ:           Не сожалей. Ты весь таков:
Вселяешь в них Отчизны зов,
Скрепляешь их сердца пред боем,
Даешь надежду жарким зноем
В дождях обильных.

Ты оплот,

Когда старик, убитый горем,

Надеется и чуда ждет.

ДУХ:                  Тогда я стану вездесущ,
В частицу, в атом, обращусь,
Чтоб все они забыли горе…

МЫСЛЬ:          А надобно ли им такое?

Ведь к сыну блудному сильней Любовь отца.

Ударил гром.
Его раскатом оглушен Был
мир – Земля и небеса.
Остался спор тот без конца…