Літаратурны марафон «СВЯТЛО ВЯЛІКАЙ ПЕРАМОГІ». Барыс ДАЛГАТОВІЧ

Борис ДОЛГОТОВИЧ

Панфиловцев было не 28.
И не все погибли
Почему же не отмечен подвиг одного из них — уроженца узденской деревни Литвяны Павла Гундиловича?
О ПОДВИГЕ 28 героев-панфиловцев, которые
16 ноября 1941 года в бою у разъезда Дубосеково остановили 50 фашистских танков, не пропустив врага к Москве,
знает весь мир. В первую очередь это касается командира 316-й стрелковой дивизии
генерала Ивана Панфилова
и замполита 4-й стрелковой роты Василия Клочкова.
А многим ли известно имя командира той самой 4-й роты
1075-го стрелкового полка
316-й стрелковой дивизии белоруса Павла Гундиловича?
А то, что его рота, в которой
было примерно 120–140 человек, почти вся погибла?
ОТСТУПАТЬ НЕКУДА – ПОЗАДИ МОСКВА

Мы не дрогнем в бою
За столицу свою,

Нам родная Москва дорога.
Нерушимой стеной
Обороны стальной
Сокрушим, уничтожим врага.
                                         Алексей Сурков
Своей операции по захвату Москвы немецко-фашистское командование дало кодовое наименование «Тайфун». По расчету противника он должен
был, как гигантский порыв, сломить последнее сопротивление Красной Армии. Гитлер торопился с наступлением и требовал любой ценой покончить с Москвой. В обращении к войскам говорилось: «Солдаты!
Перед вами – Москва! За два года войны все столицы
континента склонились перед вами. Вы прошагали по
улицам лучших городов. Заставьте её склониться, покажите ей силу вашего оружия, пройдите по её площадям. Москва – это конец войны. Москва – это отдых.
Вперед!»
К концу сентября 1941 г. войска гитлеровской
Германии и её союзников достигли значительных
успехов на ленинградском и киевском направлениях,
преодолели сопротивление сил Красной Армии в Смоленском сражении. В течение 30 сентября – 2 октября
1941 г. на различных участках Брянского, Западного
и Резервного фронтов, оборонявших московское направление, немецко-фашистские войска нанесли ряд
ударов и прорвали оборону. Прорыв германских танковых клиньев обнажил поразительную истину: дорога
на Москву противнику была открыта. Это был первый
этап наступлений вермахта.
Почему это случилось? В соответствии с планом решающего наступления на Москву группа армий
«Центр» к концу сентября сосредоточила до половины всех сил, находившихся на советско-германском
фронте, создав против трёх советских фронтовых объединений значительный перевес сил.
Московское направление было главным в замыслах немецкого командования по плану «Барбаросса».
В ходе молниеносной военной операции летом-осенью
1941 г. оно планировало тремя ударами сломить сопротивление Красной Армии, к 15 августа занять Москву
и к 1 октября закончить войну с Советским Союзом.
Захват Москвы в этих расчетах имел важнейшее
военное, политическое и экономическое значение. Все
противоборствующие стороны прекрасно осознавали,
что Москва – политический, экономический и культурный центр России, символ российской государственности. Здесь сходятся крупнейшие транспортные
коммуникации, соединяющие Европейскую Россию
с Сибирью, крупнейшими промышленными и топливными центрами страны, югом и севером.
Опыт европейских кампаний Третьего рейха
показал, что падение столиц, таких как Париж, Брюссель, Афины, означало коренной перелом в военных
действиях, становилось фактическим поражением
противника.
И с захватом Москвы, согласно вражеским планам, Советский Союз должен был также понести полное поражение. Наконец, именно с этим событием
увязывали свое вступление в войну союзники Германии – Япония и Турция.
В грозные дни, когда решалась судьба Москвы,
когда натиск фашистских полчищ был особенно силён,
весь смысл жизни и борьбы защитников столицы
состоял в том, чтобы любой ценой остановить врага,
преградить ему дорогу. Высшим законом участников
обороны Москвы стал тогда лозунг «Ни шагу назад!».
Победа или смерть – иного не было дано воинам
Западного фронта. И там, где наши бойцы прониклись
решимостью до последней капли крови оборонять
Москву, отстоять свои рубежи или умереть, гитлеровцы
не могли пробиться вперед ни на один шаг. Середина
ноября 1941 года – разгар второго «генерального»
наступления фашистской армии на Москву. Для войск
Западного фронта это был очень тяжелый период боев.
Враг еще имел значительное численное превосходство
в людях и боевой технике. Его полчища не утратили
наступательных способностей.
Гитлеровцы верили в то, что заветная цель их
наступления – Москва – продержится лишь считанные
дни, они овладеют советской столицей, и это станет завершающим ударом по советскому государству.
«Вспоминая те дни, – писал Рокоссовский, командующий 16-й армией, куда входила 316-я стрелковая
дивизия, – я в мыслях своих представляю себе образ нашей 16-й армии. Обессиленная и кровоточащая от многочисленных ран, она цеплялась за каждую пядь родной
земли, давая врагу жестокий отпор; отойдя на шаг, она
вновь была готова отвечать ударом на удар, и она это делала, ослабляя силы врага, но остановить его полностью
еще не могла. Но и противник не мог прорвать сплошной
фронт обороны армии. Обе воюющие стороны находились в наивысшем напряжении сил. Сведения, которыми
мы располагали, говорили, что все резервы, имевшиеся
у фон Бока, были использованы и втянуты в бой под Москвой. Войскам Западного фронта, в том числе и нашей
армии, нужно было во что бы то ни стало продержаться.
Мы понимали: остается нам продержаться совсем немного, и в этом святая наша обязанность».
15–16 ноября начался второй этап наступления
группы армий «Центр» на Москву. Вражеские войска
стремительно развивали наступление на Клин. Резервов
в этом районе у Ставки не оказалось. Одновременно немецко-фашистские войска нанесли мощный удар в районе Волоколамска. Бои были очень тяжелыми. Особенно
упорно дрались воины стрелковых дивизий И.В. Панфилова, А.П. Белобородова, кавалеристы Л.М. Доватора,
Л.А. Белова.
16-я армия медленно отходила. Обстановка критическая. Сталин звонит Жукову, спрашивает: «Вы уверены, что мы удержим Москву?» «Москву, безусловно,
удержим. Но нужно еще не менее двух армий и хотя бы
двести танков», – отвечал командующий фронтом.
В то неимоверно тяжелое для советских войск
время 316-я стрелковая дивизия, которой командовал
генерал-майор И.В. Панфилов, оборонялась на одном
из самых трудных и ответственных участков фронта –
у Волоколамского шоссе. Она имела задачу любой ценой
преградить путь врагу к столице, до которой оставалось
всего лишь несколько десятков километров.
Особо отличилась на этом рубеже (Нелидово-Петелино-Дубосеково) 4-я стрелковая рота 1075-го
стрелкового полка 316-й стрелковой дивизии, которой
командовал наш земляк капитан Гундилович Павел Михайлович и его заместитель политрук Клочков Василий
Георгиевич.
Немного истории.
Итак, именно 4-я рота Павла Гундиловича удерживала под Москвой на Волоколамском направлении занимаемые рубежи в течение почти полутора месяцев –
с 4-го октября по 16 ноября 1941 года. Причём, подразделение нашего земляка отличалось не только в бою
у Дубосеково. Сошлюсь, в частности, на ряд документов, в том числе на боевое донесение замполита полка
A.JI. Мухамедьярова: «4 октября 1941 г. 4-я рота в полку
вела бой в районе деревни Русь Болотная. Командир
роты и его комиссар показали себя волевыми и ответственными командирами. Рота первая подставила себя
смерчу пуль, осколков и огня со стороны противника».
7 октября. Политрук Василий Клочков писал
жене Нине: «Натиск противника в 5–6 раз превышает
наши силы, но мы сдержали его атаки. Врага не пропустим, хотя бы это стоило нам жизней».
16 октября. 4-я рота держала оборону на фронте
5–6 км.
17 октября 1941 года. Командующий 16-й армией
генерал Константин Рокоссовский докладывал командующему Западным фронтом Георгию Жукову: «Рота
Гундиловича по-прежнему на передовой. Судьба полка
зависит от того, будет ли сдержан рубеж, расположенный в районе деревни Федосьено».
В конце ноября 1941 года генерал Панфилов сказал командиру 1075-го полка Капрову: «Берите пример
с 4-й роты Гундиловича, а его солдат представьте к наградам».
Названые факты из боевой жизни подразделения убеждают нас в том, что личный состав сражался
героически. Кстати, впервые имена 28 героев-панфиловцев журналистам центральных газет назвал именно
ротный – капитан Павел Гундилович. Очерк о панфиловцах появился 27 ноября 1941 года в газете «Красная
звезда». Вторая статья Александра Кривицкого о них
также была напечатана в «Красной звезде» («О 28 павших героях»).
Обидно, что в книгах видных военачальников
лишь упоминается имя Гундиловича, но не более того.
В чём причина столь скромного внимания к одному из
героев Великой Отечественной войны?
Автору этих строк удалось кое-что прояснить.
Несколько лет я собирал сведения об Объединенной Белорусской военной школе для издания книги.
В Центральном военном архиве Российской Федерации
в г. Подольске удалось обнаружить сообщение о капитане Гундиловиче, а в Белорусском Государственном
музее истории Великой Отечественной войны нашлось
одно единственное фото, где наш земляк снят с группой
выпускников ОБВШ 1927 года.
Это был особый выпуск. Среди выпускников
ОБВШ 1927 года 8 человек стали генералами и 10 человек – полковниками.
Среди генералов:
генерал армии В. А. Пеньковский, белорус, командующий войсками КБВО (1961–1964 г.г.). В годы войны командир дивизии, начальник штаба 6-й гвардейской армии;
генерал-полковник Г.С. Сидорович, белорус, кавалер шести орденов Красного Знамени. В годы Великой Отечественной войны был начальником штаба 5-й
гвардейской танковой армии;
генерал-лейтенант В.Ф. Герасименко. В годы
Великой Отечественной войны командовал 13-й, 21-й и
28-й армиями;
генерал-лейтенант Н.Н. Мультан, белорус, командир стрелкового корпуса;
генерал-майоры Банников А.А., Богданов А.А.,
Карасик Х.Р. и др. Все урожены Республики Беларусь.
Первые названные выше два генерала – Пеньковский и Сидорович учились в одной группе с П.М.
Гундиловичем. Кто же он, наш земляк П.М. Гундилович?
Наш земляк родился в мае 1902 г. в д. Литвяны Узденского района Минской области. До призыва
в Красной Армии, работал в г. Столбцы в лесничестве.
Прохождение службы в Красной Армии:
С мая 1924 г. по сентябрь 1927 г. учился в Объединённой Белорусской военной школе в г. Минске.
По окончании ОБВШ был направлен служить
в погранвойска, где прослужил до июня 1938 г. С октября 1927 по апрель 1928 г. служил в Тимковичском
погранотряде, в должности помощника начальника погранзаставы (м. Тимковичи, Копыльский район
Минской области).
С апреля 1928 г. по июнь 1938 г. служил на
Дальнем Востоке в 58-м Никольско-Уссурийском погранотряде, в 59-м Приморском погранотряде, в 62м
Владивостокском погранотряде в должностях: командир взвода, помощник начальника контрольно-пропускного пункта, начальник штаба, затем комендант
Владивостокского пограничного отряда. Проживал
с семьёй в бухте Находка до ареста.
С 29-го мая 1938 г. по 29 апреля 1940 г. отбывал
наказание в лагере. Был осуждён Особым отделом 2-й
Отдельной Краснознаменской армии по статье 58-1Б
«Измена Родине». В 1940 году был полностью реабилитирован и восстановлен в партии и в воинском звании.
Когда началась Великая Отечественная война,
в августе 41-го его направили в 316-ю стрелковую
дивизию генерала Панфилова. Скорее всего, та судимость и есть главная причина забвения всех
заслуг героя-земляка.
В одном из своих выступлений он публично осудил репрессии. За полгода до войны он дважды представлялся к званию Героя Советского Союза. При жизни
получил Орден Красной Звезды в октябре 1941 г., а посмертно был награжден орденом Ленина и вторым Орденом Красной Звезды.
Воевал в 316 стрелковой дивизии с июля 1941 г.
по 10 апреля 1942 г. в должностях:
с июля 1941 г. командир 4-й стрелковой роты
1075 стрелкового полка 316-й стрелковой дивизии;
с января 1942 г. командир 2-го стрелкового батальона этой же дивизии. 18 ноября 316-я стрелковая
дивизии стала 8-й гвардейской стрелковой дивизией,
а 1075-й стрелковый полк стал 23 гвардейским стрелковым полком.
Погиб 10 апреля 1942 г. в Новгородской области
на Калининском фронте. Похоронен в посёлке Первомайский Холмского района в братской могиле.
Посмертно награжден орденом Ленина.
До этого был награждён 2-мя орденами Красной
Звезды.
Особо отличился капитан П.М. Гундилович в Московской битве. Сегодня мы хотим дополнить панораму
тех героических событий выдержками из писем Павла
Михайловича Гундиловича своей жене Татьяне Николаевне и дочери Ревекке (октябрь 1941–апрель 1942 г.).
Сегодня она живет во Владивостоке. Ей 85-й год.
Она прислала копии 12-ти писем своего отца автору
этой статьи.
Письма с фронта капитана П.М. Гундиловича
(жене и дочери):
Обратный адрес (полевая почта № 993. 1075-й
полк, 2-й батальон).
За 6 месяцев пребывания на фронте с октября
1941 г. по 9 апреля 1942 г. Павел Михайлович написал
семье свыше 30 писем. Как видим, в среднем – одно
письмо в неделю и это в условиях боёв за Москву
и Подмосковье. В этих письмах – своего рода личных
документах – отражена судьба не только одного человека, а всей страны, всего советского народа в те грозные дни. Сошлёмся на некоторые из этих писем:
Из писем капитана Гундиловича П. М. своим детям (командир 4-й стрелковой роты 1075-го стрелкового полка 316-й Панфиловской дивизии).
29 июля 1941 г. г. Алма-Ата.
«Дорогая Тася!
Сходи в военкомат. Начиная с августа там будешь получать по 500 рублей в месяц. Обо мне не беспокойся. Вернусь к Вам из Берлина и никак не иначе.
Смотри ребят. Всех Вас крепко целую. Мой адрес: г. Алма-Ата. п/я 03 – П – 2.»
Из письма родным из Москвы
25 августа 1941 г.
«Обо мне не беспокойтесь. Война есть война.
С фашистами будем драться не на жизнь, а на смерть.
Недалёк час перелома, когда фашисты будут расплачиваться за своё зло, которое они причинили народам.
Береги здоровье, Тася! И всё внимание надо сосредоточить на детях. Всех Вас крепко целую. Павел».
10 декабря 1941 г.
«Здравствуй, Тася!
Поздравляю с 30-летием. Как быстро течет время. Я по-прежнему нахожусь на защите Москвы. Всё
время в боях, поэтому писать письма некогда. 8 и 9 декабря разбили немецких бандитов и освободили много
населённых пунктов. В деревнях – масса замученных
людей, население ограблено до нитки, остальное, что
не могли забрать с собой, фашисты сожгли и уничтожили. Население нас встречает со слезами на глазах.
Трудно придумать месть для фашистской сволочи. Я Вам за 2 месяца написал 20 писем, а ответа нет.
Ещё в июле 1941 г. из Алма-Аты я выслал Вам 600 руб.
Дошли ли деньги до Вас, до сих пор не знаю. Мой адрес:
п/п 993, 1075 полк, 2-й батальон».
Из письма к родным
19 декабря 1941 г.
«На днях идём продолжать свои боевые дела.
Будет небу жарко, уж мы то их знаем, как бить и за что
бить. Думаю, что очередную передышку сделаю в родном Минске.
Тася! Прошу ежемесячно доченьке-отличнице
выделять 200 рублей на её личные нужды.
Доченька! По-моему уже время тебе и Олегу
прислать мне свои фотокарточки. Буду ждать».
17 января 1941 г.
«Дорогие Ривочка и Олег! Высылаю Вам на память свою фронтовую карточку. Видите, какой сердитый Ваш отец, – это я злой на фашистов.
Ох, и попадёт ещё им от меня.
Ривочка! Учись на отлично, а я на отлично буду
бить фашистов. Вот мы с тобой  и будем соревноваться».
17 января 1942 г. Из письма к жене:
«Дорогая Тася! Пусть эта карточка будет памятью о моих тяжёлых боевых испытаниях по защите
родной Москвы.
Пусть она будет памятью нашей первой, но не
последней победы над фашизмом».
Из последнего письма капитана Гундиловича
П.М. своим детям.
«Ривочка!
Пишу тебе письмо под «концерт», от которого
дрожит вся земля, как будто происходит землетрясение.
Гансы и фрицы никак не хотят оставить нашу
землю, приходится их выколачивать с каждого клочка
земли. У Вас другие условия и Вам нужно писать чаще».
(Это письмо написано за сутки до гибели автора
в пос. Первомайское Новгородской области).

При каких обстоятельствах погиб наш земляк
П.М. Гундилович.
Из письма комиссара 1075-го стрелкового полка
Ж.Л. Мухамедьярова жене Павла Михайловича, Татьяне Николаевне (муж звал жену почему-то Тасей).
«За полчаса до его гибели я был в его землянке.
Рано утром 10 апреля 1942 г. комбат Гундилович
П.М. собрал в своей землянке всех старшин рот. Это
был последний инструктаж перед убытием его в штаб
полка на новую должность – заместителя командира
полка по строевой. В это время прямо в землянке разорвался тяжёлый артиллерийский снаряд. 11 человек
погибло, в том числе и Павел Михайлович.
Деревня Козлово полностью уничтожена фашистами. В 1948–1950 гг. в г. Холм на Советской площади были перезахоронены погибшие советские воины
в братскую могилу с установлением памятника – «Воин
с автоматом».
г. Челябинск. 3 июля 1972 г.
полковник в отставке Мухамедьяров.

Как видно из этого письма, семья капитана Гундиловича П.М. (жена, сын Олег и дочь Ревекка) обстоятельства смерти отца и мужа узнали спустя 30 лет.
В литературе о подвиге 28-героев-панфиловцев написано много статей, книг и даже стихов. Но это
в основном описан один бой – 4 часа – 16 ноября 1941 г.
у разъезда Дубосеково. А рота, батальон, полк и дивизия
воевали до конца войны! Автору удалось кое-что выяснить о мужестве нашего земляка в должности комбата
капитана Гундиловича и его солдат зимой 1942 года.

Из боевой характеристики на комбата Гундиловича:
«Получив новое пополнение, т. Гундилович обратился к молодым бойцам с призывом: “Надеюсь, что
вы будете бить врага так, как били 28 гвардейцев. Будем
такими же героями, как 28 гвардейцев».
Слова не расходились с делом: товарищ Гундилович был действительно героем. С первых дней боев
он был награжден орденом Красной Звезды. Только за
4 дня боевых действий в феврале 1942 года батальон
Гундиловича освободил 18 населенных пунктов, при
этом противник понёс большие потери в живой силе
и технике, захвачено 80 автомашин, из них 5 с продовольствием и 9 с боеприпасами. В бою за деревню Бородино батальон Гундиловича отбил две атаки фашистского полка, нанеся ему потери только убитыми свыше 800
человек. В этом бою убит и командир немецкого полка.
За время боевых действий батальон Павла Гундиловича
освободил десятки населенных пунктов, истребив при
этом свыше 2000 фашистских солдат и офицеров. Капитан Гундилович вторично представлен к награде орденом Ленина.
Осколком вражеского снаряда прервалась жизнь
командира-воина капитана Гундиловича. Погиб верный
сын Советского народа, Герой Великой Отечественной
войны, воспитавший 28 героев-защитников Москвы.
Во всех публикациях о 28 героях-панфиловцах
нигде нет слова о воинах-белорусах. За все последние
74 года мы 30 сентября сего года в «Сельской газете»
впервые сообщили о капитане П.М. Гундиловиче. После
памятного боя 16-го ноября 1941 г. в 8-ю гвардейскую
стрелковую дивизию прибыло пополнение. Среди них
был лейтенант, белорус, командир взвода, уроженец
п. Руденска Пуховичского района Врублевский Иван Викентьевич. Погиб 16 июня 1942 г. в Новгородской области. Похоронен в братской могиле в городе Холм вместе
со своим земляком капитаном Гундиловичем П.М. Об
этом мы сообщаем впервые в печати! Ни в одном издании о подвиге 28 героев-панфиловцев об этих двух офицерах-белорусах не сообщалось.
Десятки писем от воинов-однополчан, как в годы
войны, так и в послевоенные годы, получала жена Гундиловича, Татьяна Николаевна и дочь Ревекка Павловна.
Вот одно из них.
7 ноября 1942 г. Из письма старшего батальонного комиссара А. Еременко, замполита 23-го гвардейскою стрелкового полка 8-й гвардейской стрелковой
дивизии им. И.В. Панфилова:
Дорогая Татьяна Николаевна!
Привет и поздравления шлют Вам бойцы и командиры нашего полка, в котором служил Ваш муж,
наш боевой друг Павел Михайлович. Это он воспитал
28 героев-панфиловцев, подвиг которых прогремел на
весь мир. Мы каждый день вспоминаем образ капитана
Гундиловича. Воспитывайте своих детей достойными
героя-отца.
Считаю, что пришло время восстановить историческую справедливость: хоть и с опозданием, но отдать почести белорусу Павлу Михайловичу Гундиловичу, открыв миру ещё одно имя героя-панфиловца.
Особенно важно это сделать сейчас, в год 75-летия Великой Победы.
Он по праву заслуживает в Республике Беларусь
звания Героя Беларуси.
В музее «Обороны г. Москвы» в деревне Нелидово Волоколамского района Московской области капитану П.М. Гундиловичу посвящена отдельная экспозиция. Суть подвига героев-панфиловцев, и не только
их, а всех фронтовиков, лучше всех выразил писатель
Николай Тихонов: «Каждый из них с неотвратимой силой жаждал врага в могилу взять с собой». Именно эта
«ярость благородная» была одной из причин нашей
Победы.
После войны командир 1075-го стрелкового
полка полковник Иван Капров писал, что «в бою больше всех пострадала 4-я рота Гундиловича. Уцелело
всего 20–25 человек из 140. Остальные роты пострадали меньше».
Далее Капров сообщил, что наградные листы на
28 человек он подписал в апреле 1942 года, а Указ о награждении вышел в июле 1942 г.
Фамилии 28 бойцов назвал по памяти капитан
Гундилович – тех, кого смог вспомнить среди убитых
и пропавших без вести. Вот откуда, скорее всего, и взялась цифра 28. Это первое.
Второй момент. Исходя из сообщений
командира 1075-го полка, все уничтоженные немецкие
танки в ходе боя 16 ноября 1941 года журналист «Красной
звезды» Александр Кривицкий отнес на счет 28 героев-
панфиловцев. После войны главный редактор газеты
«Красная звезда» генерал-майор Дмитрий Ортенберг
эту ситуацию объяснил тем, что лозунг «Смерть или
победа!» в борьбе с танками был решающим. Поэтому
подвиг панфиловцев и был представлен как образец
стойкости.
Наконец, третий момент. Не все 28 бойцов погибли 16 ноября 1941 года – шесть из них остались
в живых. Это Иван Евстафьевич Добробабин, Иван Демидович Шадрин, Илларион Романович Васильев, Григорий Мелентьевич Шемякин, Даниил Александрович
Кожубергенов, Д. Д. Тимофеев (умер в 1949 году). Комдив генерал-майор Иван Васильевич Панфилов погиб позже – 18 ноября. Тем не менее, «Красная звезда»
28 ноября 1941 года опубликовала передовую статью
«Завещание 28 героев», в которой утверждала, что 28
героев погибли – «все до одного, но врага не пропустили». Как видим, по вине журналистов рождались мифы.
А теперь некоторые подробности об оставшихся в живых героях-панфиловцах.
А. Кожебергенов. В том бою контужен, попал
в плен, бежал. Воевал в корпусе Льва Доватора. Под
Ржевом получил тяжелое ранение в маршевой роте,
списан и вернулся в Алма-Ату. В 1989 году на студии
«Казахтелефильм» о нем сняли 50-минутный фильм.
Второй герой, Иван Шадрин, с Алтая. 16 ноября
1941 в бессознательном состоянии попал в плен, был
участником восстания в концлагере «Заксенхаузен».
В 1947 году со справкой военнопленного вернулся домой. Но здесь его уже не ждали. Вдове Героя построили дом, в
котором она жила с новым мужем. Через два
года скитаний Шадрина восстановили в звании Героя
Советского Союза. Умер в 1985-м.
Один из 28 панфиловцев был лишен звания Героя – это Иван Добробабин. За то, что служил потом
в полиции. Оттуда он ушел в партизаны. После освобождения Харьковской области прошел так называемую
«фильтрацию». И снова – на фронт. В боях под Будапештом получил орден Славы III степени. Но потом он
попал под суд военного трибунала: за измену Родине.
В 1948 году Добробабин получил 15 лет. Отсидел из них
семь. По амнистии освобожден в 1955 году. В итоге ни
звания Героя, ни наград ему не вернули. Об этом в 1990
году написал в «Военно-историческом журнале» бывший главный военный прокурор Советской Армии генерал-лейтенант Александр Катусев.
Первый шаг к победе – это подвиг панфиловцев
Главные события первой военной кампании на
советско-германском фронте развернулись осенью и зимой 1941–1942 гг. под Москвой, и разгром группы армии
«Центр» на подступах к столице стал решающим фактором не только военных действий на Восточном фронте,
но и всей Второй мировой войны. Впервые во Второй
мировой войне войска Красной Армии остановили, а затем нанесли крупное поражение считавшей себя непобедимой германской армии и, отбросив её от Москвы на
400 км, сняли непосредственную угрозу советской столице, всему Московскому промышленному району.
Этот шаг был сделан в суровом 1941 году на
снежных полях Подмосковья, когда был развеян миф
о непобедимости германского вермахта. Разгром немцев под Москвой был одним из первых и самых серьёзных поражений фашистской Германии во Второй
мировой войне. В основе победы Советской Армии лежал массовый героизм советских воинов и тружеников
тыла, превосходство советского военного искусства.

ПОДВИГ ВОИНОВ-ПАНФИЛОВЦЕВ
УКАЗ ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СОВЕТА СССР
О присвоении звания Героя Советского Союза
начальствующему и рядовому составу Красной Армии
За образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом отвагу и геройство присвоить звание Героя Советского Союза с вручением
ордена Ленина и медали «Золотая Звезда»:
1. Красноармейцу Ананьеву Николаю Яковлевичу.
2. Красноармейцу Безродному Григорию.2
3. Красноармейцу Болотову Николаю Никоноровичу.3
4. Красноармейцу Бондаренко Якову Александровичу.
5. Красноармейцу Васильеву Иллариону Романовичу.
6. Сержанту Добробабину Ивану Евстафьевичу (лишен
звания Героя Советского Союза в 1949 г.).
7. Красноармейцу Дутову Петру Даниловичу.
8. Красноармейцу Емцову Петру Кузьмичу.
9. Красноармейцу Есибулатову Нарсутбаю.
10. Красноармейцу Келейникову Дмитрию Митрофановичу.
11. Красноармейцу Касаеву Аликбаю.
12. Политруку Клочкову Василию Георгиевичу.
13. Красноармейцу Кожебергенову Алиаскару.
14. Красноармейцу Конкину Григорию Ефимовичу.
15. Красноармейцу Крючкову Абраму Ивановичу.
16. Красноармейцу Максимову Николаю Гордеевичу.
17. Старшему сержанту Митину Гавриилу Степановичу.
18. Красноармейцу Митченко Никите.
19. Красноармейцу Москаленко Ивану Васильевичу.
20. Красноармейцу Натарову Ивану Моисеевичу,
21. Красноармейцу Петренко Григорию Алексеевичу.
22. Красноармейцу Сенгирбаеву Мусабеку.
23. Красноармейцу Тимофееву Дмитрию Фомичу.
24. Красноармейцу Трофимову Николаю Игнатьевичу.
25. Красноармейцу Шадрину Ивану Демидовичу.
26. Красноармейцу Шапокову Душанкулу.
27. Красноармейцу Шемякину Григорию Михайловичу.
28. Красноармейцу Шепеткову Ивану Алексеевичу.
            Председатель Президиума
Верховного Совета СССР М. Калинин
Секретарь Президиума
Верховного Совета СССР А. Горкин
Москва, Кремль. 21 июля 1942 года
Как видим, подвиг совершен осенью 1941 года,
а присвоение звания Героя Советского Союза было летом 1942 г., и все неточности – из-за устного интервью
военного корреспондента А. Кривицкого у П.М. Гундиловича в декабре 1941 г.
Других свидетелей и очевидцев не было.
Мужественно, стойко, умело дрались части 316-
й дивизии. За героические действия это соединение
было награждено орденом Красного Знамени и преобразовано в 8-ю гвардейскую, а её командир – генерал
И.В. Панфилов удостоился звания Героя Советского
Союза. Ему не посчастливилось быть свидетелем полного разгрома врага под Москвой: 18 ноября у деревни
Гусенево он пал смертью храбрых.

Послесловие
                     Весь мир помнит слова: «Велика Россия, а отступать некуда – позади Москва!»
Прошло 74 года после тех исторических событий. Эти слова выражали мысли всех защитников Москвы в те далекие годы. Но вместо того, чтобы раскрыть
образ каждого из 28 героев-панфиловцев, сегодня в печати идут споры о том, а кто сказал эти слова? Разве это
главное? В. Клочков или П. Гундилович, А. Кривицкий
или Д. Ортенберг (редактор газеты «Красная Звезда»),
а может секретарь Центрального Комитета А. Щербаков или сам И.В. Сталин? И даже более того, кое-кто
ставит под сомнение, а был ли на самом деле бой 28
героев-панфиловцев?
Все это наводит нас на одну мыль – нашу победу мы никому и никогда не отдадим. А память о героях
вечная и бессмертная. За правду надо бороться. Прав
был А.Твардовский, когда писал:
“Одна неправда нам в убыток,
И только правда ко двору!”
О мужестве советских солдат немецкий генерал
Г. Гудериан писал: «Русский солдат всегда отличался
особым упорством, твердостью характера и большой
неприхотливостью. Он не терял присутствие духа даже
в труднейшей обстановке 1941 года».
Эти слова не нуждаются в комментариях.
Литература:
1 .Долготович, Б.Д. Военачальники земли белорусской: энциклопедический справочник / Б.Д. Долготович. — Минск: БелЭн, 2005. — 288 с.: ил.
2. Рокоссовский К.К. Солдатский долг /К.К. Рокоссовский. – М.: Воениздат, 1988, – 367 с.: 8 л, ил. – (Военные мемуары).
3. Жуков Г.Г. Воспоминания и размышления /Г.Г. Жуков. – М.: АПН, 1969. –
736 с.
4. Москва. 1941–1945. Атлас. – М.: Феория, 2011.– 320 с.
5. Итоги Второй мировой войны. – М., 1957.