Запісы катэгорыі: Проза

Л. Адамовіч. Свет сапраўдных жанчын

СВЕТ САПРАЎДНЫХ ЖАНЧЫН

          На пачатку верасня ажывала жыццё ў школе. Пачыналіся заняткі, аднак самым цікавым было з’яўленне новага настаўніка: прыгожага, спартыўнага, пахмуран-сінявокага Паўла Стрыжэўскага. Вёсачка Росіца жыла сваім размераным, нетаропкім жыццём, і Павел яшчэ тут добра не асвоіўся, не паспеў агледзець мясціны, пахадзіць па наваколлі: ля рэчкі, ля старога млына, у лесе. Ён прывыкаў да новай працы. Праводзіў час у спартзале ды за паперамі. Жыў ён у невялічкай хаціне, якую купіў тут за грошы, што засталіся ад яго ранейшага бізнесу. Засталася ў яго і машына. І сына свайго, улада, ён забраў ад Бэці і перавёў у сёмы клас вясковай школы…

И. Карнаухова. Колесо памяти. Платье в горошек

КОЛЕСО ПАМЯТИ

  …Неожиданно в тишине стали раздаваться какие-то надрывные птичьи крики. Создавалось странное ощущение: они были настолько мощными и сильными, как будто рядом стояли громадные концертные динамики. Хаотичные и резкие крики начинали тревожить душу. Наверное, память ассоциировала их с набатом и переносила на людские трагедии. Стоя на лесной поляне и подняв голову, я искала на безоблачном небе кричащих птиц. А оно – небо – оставалось девственно одиноким, по-осеннему сине-седым…

Л. Кривонос. Талисман

На столицу опустились вечерние сумерки, разогнав сутолоку дня и постепенно загоняя городскую жизнь с улиц в дома. Всё реже попадались одинокие прохожие, и только у общепитовских заведений было ещё достаточно многолюдно. Наконец окончательно стемнело. Включенные на улице Газеты «Правда» фонари тускло освещали тротуар и проезжую часть. А чуть в сторону – и вся прилегающая территория уже находилась во власти чёрного покрывала ночи, утыканного оранжево-жёлтыми квадратиками окон жилых многоэтажек. На их фоне выделялись большущие оконные проёмы универсама «Волгоград» и расположенного неподалёку кафе, которое, казалось, излучало жизнеутверждающий свет: оттуда доносились звуки музыки и гомон отдыхающей публики.